«Землетрясение»: человеческие судьбы и страдания, в равной мере понятные и близкие сердцу каждого

1457167623_zemletryasenie-2016Авторская группа фильма “Землетрясение” начала  цикл предварительных показов не только в России, но и за пределами страны. Фильм уже представлен на суд агентов американской и китайской киноиндустрии.На днях закрытый показ фильма состоялся и в Ереване. Посвященный разрушительному декабрьскому землетрясению 1988 года крупномасштабный кинопроект компании “Марсмедиа” армянскому зрителю представили продюсер Рубен Дишдишян и режиссер Сарик  Андреасян. Уже к концу года, в предверии годовщины бедствия, фильм появится в прокате, а до этого авторы представили его оргкомитету Венецианского кинофестиваля и ждут  ответа. После предварительных показов продюсерская и творческая команды фильма пытаются оценить его посредством анализа первых откликов о картине.  О ходе трехлетней работы, о связанных с фильмом чаяниях и дальнейшей  судьбе фильма “Землетрясение” корреспондент “Киноашхар” (Мир кино) беседовала с Рубеном Дишдишяном.

 

- Почему   спустя почти уже 30 лет после Спитакского землетрясения  Вы только сейчас решили обратиться к этой теме ?

- Мы работаем над этим проектом почти 3 года. Вначале мы думали над сценарием, затем – над решениями. Проект дошел до нас 3 года назад, но мы задумывались над этим очень давно. Наверное, по стечению обстоятельств, именно сейчас  все сложилось и нам удалось реализовать это, но мы думали об этом всегда, так как я сам был участником и очевидцем этих трагических событий.

104_6143.MXF.Still001- В подобных проектах очень велика опасность оказаться недостаточно деликатным и сдержанным по отношению к человеческой боли и памяти. Были ли у Вас такие опасения и чувствовали ли Вы ответственность за это?

- Вы правы, это исключительно деликатная тема,  потому что за нею стоит колоссальная человеческая трагедия и боль. Мы, конечно, и опасались, и понимали, насколько это сложная тема, какую деликатность мы должны проявлять к людям, пережившим эту боль. Мы долго думали, как поступить, чтобы вновь не причинить людям боль и чтобы они приняли фильм. Не знаю, но мне кажется, что нам удалсь это сделать. Но фильм появится на экранах только в декабре, и только тогда станет ясно, насколько нам это удалось. Сейчас мы проводим первые международные тестовые показы. Американцы и китайцы приняли фильм очень тепло. В России мы пригласили на показ 40 человек, ровно половина которых  -московские армяне, а другая половина –специалисты нашей сферы – представители киноиндустрии и Министерства культуры России. Министерство, кстати, частично финансировало наш проект. Фильм понравился всем. Конечно, небольшие замечания  были, и сейчас мы стараемся их учесть в ходе окончательного монтажа. А что будет потом, покажет время.

- Сейчас, когда народы республик бывшего СССР разделены межнациональной враждой, различными политическими и экономическими интересами, было ли для Вас важно рассказать о той великой консолидации и гуманизме, которые были проявлены по отношению к Армении?

- Да, такое было. По сути, это было последнее событие, которое как будто объединило народы СССР. Все приняли эту боль как свою. Нам в какой-то мере удалось показать это в фильме. Вероятно, можно было более обстоятельно  коснуться этого, но формат фильма, к сожалению, не дает такой возможности. Но эта тема, конечно, присутствует.

- Предполагаю, что для Вас особенно важна армянская киноаудитория.

- Да. Мы старались, чтобы все было понятно и приемлемо прежде всего для армянского зрителя. Кроме того, мы максимально привлекли армянских артистов, музыку написали армянские авторы. Но с другой стороны, в фильме есть и русские герои, жившие в то время в Ленинакане. Думаю, нам удалось создать фильм, который близок прежде всего  армянскому зрителю,  чего мы и добивались, но он настолько же близок и понятен русским зрителям и представителям других наций. В конце концов в фильме представлены человеческие  судьбы и страдания, а это всегда общечеловеческое явление, в равной мере понятное и близкое каждому.

- И каковы первые отзывы особой аудитории?

- Знаете, фильм посмотрели примерно пятьдесят человек – специалисты кино и представители Министерства культуры, а также обычные зрители. Их мнение нас, конечно, интересует. Довольно положительный отклик мы получили в особенности от простых людей, а мнение специалистов было неоднозначно:  у них были вопросы и замечания.  Эти оценки для нас очень важны и мы по мере возможности к ним прислушаемся, кое-что мы еще можем измненить, но новых съемок мы уже не сможем организовать.

- Это был довольно затратный проект. Оправдал ли результат Ваши ожидания?

- Да. Бюджет фильма составил примерно 200 млн рублей, то есть около 4,5 млн долларов. Если, говоря  о результате,  Вы имели в виду художественный аспект, то  да. Что касается коммерческой стороны, то прокат покажет, пока я ничего сказать не могу. Но уже сейчас, видя заинтересованность американских и китайских дистрибьюторов, могу сказать, что у него будет интересная прокатная судьба во всем мире. Тестовые показы в России свидетельствуют о том, что и в России фильм будет иметь коммерческий успех. Надеюсь, что то же будет и в Армении. Но должен сказать также, что коммерческий успех этого фильма  представляет  для меня интерес в последнюю очередь. Намного важнее, чтобы фильм понравился людям, и чтобы в эмоциональном плане они были взволнованы и впечатлены. В данный момент это для меня самое главное.

Интервью провела Нунэ Алексанян

 

Դիտվել է 45 անգամ