“Шрам”: ложное признание

images (1)Фатих Акин – яркая  личность современного европейского кино, фильмы которого получили высокую оценку различных кинофестивалей и имеют свою аудиторию. “Шрам”-самый слабый фильм Фатиха Акина.

Величайшее преступление  ХХ века, Геноцид армян, все еще не осужден господствующими странами мира и  упорно опровергается со стороны совершившей его страны – Турции .

Каждое  мероприятие, в том числе и в области культуры, посвященное 100-летию Геноцида  с участием армянской стороны,  вполне естественно  носит политический характер. И вообще,  любая инициатива, так или иначе касающаяся Геноцида армян,  не может не иметь политического подтекста в поддержку  одной из  сторон.

Появления фильма гражданина Германии  турецкого происхождения Фатиха Акина “Шрам” ожидали многие, особенно те, кто верил, что в фильме будет отражена резня армян, и он может содействовать  международному признанию Геноцида армян. Но после просмотра фильма становится ясно, что он создан по принципу «ни нашим, ни вашим», более того,  позиция автора всячески вуалируется.

Ни в одном из эпизодов или даже в подтексте фильм не противостоит официальной позиции Анкары в вопросе геноцида армян. Турция признает, что в годы Первой мировой войны множество армян были убиты или депортированы, как предатели, внутренние враги. Такого рода предисловием и начинается фильм “Шрам”: “В начале XX века Османская империя начала быстро разваливаться и была втянута  в Первую мировую войну, после чего все национальные меньшинства превратились во внутренних врагов”.

Это – искажение исторических фактов, которое  выносит за поля запрограммированное и  последовательно осуществляемое в 1895-1914 гг.   разными режимами Османской империи и Турции преступление в отношении армянского народа. Турция утверждает, что резня армян  не является проявлением геноцида, а геноцид -  преступление, осуждаемое международными конвенциями.  Авторы фильма  к термину “геноцид” подходят дипломатично и избегают его использования.

Художественный фильм- это неограниченная свобода, свобода,  благодаря которой   автор из множества вариантов любого художественного решения может выбрать наиболее предпочтительный. Но можно ли избегать высказывания собственного мнения относительно  исторического факта преступления, когда  в своих интервью Фатих Акин неоднократно отмечал, что  происшедшее -  геноцид? Это – тот деликатный вопрос, относительно которого высказываются два противоположных мнения.

Выражающие восхищение художественными достоинствами фильма  противостоят тем, кто считает, что тема геноцида понапрасну спекулируется. На самом деле, турецкий режиссер  этим фильмом не рискует, даже турецкие националисты не бойкотировали фильм.

Главный герой -   Назарет (Тахар Рахим), в 1915 году потерявший свою семью, жену и двоих дочерей. Турецкие полицейские насильно уводят  Назарета на принудительные работы, где  он остается в течение двух лет и  становится свидетелем того, как группами  выселяются его соотечественники. Мужчин, прокладывающих железную дорогу в пустыне, решают убить, но Назарету везет,  ему попадается добрый турок, чья рука не поднимается перерезать ему горло. Назарету удается выжить, более того, благодаря доброму турку, он присоединяется к армии дезертиров  и идет молчаливой дорогой спасения…

Сцены, описывающие резню армян, на этом заканчиваются, и все, что режиссер успевает представить за это время – стереотипно и, мягко говоря, смешно.

Согласно фильму “Шрам”, армяне были зажиточными, настолько набожными христианами, что не садились за стол, не помолившись, всегда были готовы обмануть друг друга, не подчинялись  законам государства, в котором жили,  были готовы подкупить полицейских, лишь бы избежать участия в войне, и даже вести о приближающейся опасности не смогли их  объединить. По  фильму трудно догадаться,  была ли у константинопольских армян своя культура, и отличались ли они от других национальных меньшинств, проживающих в Османской империи. Массовые сцены  депортации и резни представлены столь скудно, что не дают никакого представления о реальном масштабе совершенного преступления. Автор пытается за первые двадцать минут фильма   представить события, происходившие в течение почти семи лет. Преподнесение исторической хронологии настолько самоцельно и нелогично, что совершенно не ясно, какой отпечаток оставило  произошедшее в 1915 году на события последующих лет.

Короче говоря,  долгие скитания по пустыне приводят Назарета в Бейрут. Именно здесь он узнает, что его дочери живы, и отправляется на их поиски.  Фильм длительностью почти в три часа – настоящее испытание  скукой,  борьбой с  непреодолимым желанием уснуть. Любая страна, в которой появляется  Назарет, а он бывает во многих странах,  представлены в фильме  столь же схематично, как и главный герой,  не меняющийся на протяжении всего фильма. С драматической точки зрения фильм также  уязвим: авторам не удалось   добиться  присущим вестерну или roadmovie  напряженности и непредсказуемости в развитии сюжета. Любая вторичная  сюжетная линия:  забрасывание армянами турецких беженцев камнями в Бейруте, расправа над человеком,  отказывающимся жениться на  дочери, чуть ли не  лишение жизни из-за кражи яиц ,  изнасилование  индийской  женщины и целый ряд подобных сцен, порождает новые безответные  вопросы и еще более запутывает зрителя.  Возможно, все это имеет одну цель: показать, что в то время в мире царили нестабильная политическая ситуация, всеобщее человеконенавистничество и нетерпимость, и происшедшее в Турции – логичная параллель геополитической обстановки. Но ведь это  – официальная позиция Турции, только в  художественной  упаковке.

Назарет, который в начале фильма предстает как носитель культуры, последователь религии, пройдя через хаос  войны, перерождается в  беглеца и забывает свой дом, культуру, родину. А случайно ли это?..

Раффи Мовсисян

 

 

Դիտվել է 342 անգամ

Calendar

March 2015
M T W T F S S
« Feb   Apr »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031